gototopgototop
Авторизация
На сайте:
Нет
Заметки
logo_news.png
Соцсети
Главная Благовест книги Любовь – сущность Христианства - Область самолюбивой жизни, или язычество

Любовь – сущность Христианства - Область самолюбивой жизни, или язычество

Индекс материала
Любовь – сущность Христианства
Предисловие
Бог есть любовь
Божественная свобода
Ангелы, или духовный мир
Отпадение Денницы и ангелов от божественной жизни в самолюбие
Проявление самолюбия в жизни
Понятие о человеке
Отпадение человека от союза жизни любви с Богом
Обетование Спасителя
Явление в мир Слова – Сына Божия
Любовь – жизнь Иисуса Христа Богочеловека
Церковь Христова, или христианство, как божественная жизнь любви
Значение Таинств церкви в жизни христиан
Область самолюбивой жизни, или язычество
Черты жизни язычников по святому апостолу Павлу
Языческие боги
Языческие верования
Философия стоиков
Дикари
Восточно-Азиатское язычество
Брама
Буддизм
Верование Зороастра
Ислам
Мнимое благочестие Мухаммеда
Частный вывод
Заключение
Все страницы

 

 

Опроисхождении самолюбия в жизни духовного мира, т.е. в среде Ангелов, и о переходе его в жизнь человечества мы кратко сказали еще в начале настоящего сочинения. Теперь постараемся подробнее выяснить проявления самолюбия в жизни народов, без сопротивления ему отдавшихся и продолжающих блуждать на поприще жизни под обаянием его. Народы, живущие самолюбивой жизнью и стремящиеся служить только своим страстям, составляют мир языческий. Человечество и до настоящего времени находится в полном отпадении от Божественной любви, а потому в разъединении с Богом и Его жизнью замыкает себя в плотской жизни.
Эта область именуется, как известно, языческой, потому что она у каждого племени-языка, появившегося по разделении единого народа, была национальной и выражала собой свойство и характер каждого племени. Общий же признак всех этих областей жизни состоял в стремлении народов жить согласно естественным требованиям плоти и страстей, чуждых жизни Божественной любви, т.е. пренебрегая какими бы то ни было нравственными стремлениями.

Языческие народы находятся под влиянием сатаны, начавшем действовать еще в духовном мире, в среде Ангелов, когда отпавший от Божественной жизни Денница увлек за собой треть ангелов Божиих (см. Откр. 12:4), из которых и основал свое самолюбивое царство. Образование в жизни Денницы зародыша самолюбия из самомнения и честолюбия и превращение его в полный эгоизм нами уже выяснено, а завершение его развития выразилось в стремлении Денницы уподобиться Богу: Взойду на небо выше звезд Божиих, вознесу престол мой, взойду на высоты облачные, буду подобен Всевышнему (Ис. 14:13.14 и далее). И вот этот самый эгоизм унизил Денницу, ибо пророк Исайя говорит: Как упал ты с неба, Денница, сын зари (Ис. 14:12). И Сам Бог устами пророка Иезекииля говорит: От красоты твоей возгордилось сердце твое, от тщеславия твоего ты погубил мудрость твою; за то Я повергну тебя на землю, перед царями отдам тебя на позор (Иез. 28:17).

В новозаветном Св. Писании говорится, что Денница не поклонился Сыну Божию, когда Бог Отец ввел Его во вселенную (см. Евр. 1:6). Но это введение Сына Божия во вселенную, которое прозрел св. пророк Давид, было уже во время вознесения Христа на небо, когда Он предстал во плоти перед Отцом Своим, перед престолом славы Его в центре вселенной.
Конечно, здесь говорится не о преклонении колен, как у людей, ибо духи не кланяются, но о служении Сыну Божию проявлением Его жизни любви в своей собственной жизни, а потому и здесь нужно разуметь самолюбие, гордость и противление Денницы. Эта гордость и самолюбие Денницы, как мы знаем, заразила и подчиненных ему духов, после падения ставших бесами, или демонами.

Таким образом, Денница-сатана и подчиненные ему падшие ангелы-демоны образовали особую область, совершенно отделившись от Божественной жизни любви. Денница поставил себя там царем и все сущее стал рассматривать лишь как средство для достижения своих честолюбивых целей.
Эти свойства, внесенные сатаной в жизнь человечества, заключаются в обособлении себя и самозамкнутости, которые влекут раздоры внешние и внутренние, доходящие даже до распадения личности. Между тем любовь, как уже было сказано, водворяет в жизни мир, единство, самоотверженность, желание поделиться совершенствами духа своего с другими существами.

Самолюбивое развращение жизни, сгубив допотопный род человеческий, как мы знаем, перешло и в послепотопный мир. До потопа оно настолько развратило человечество, предав его служению плоти, что человек стал не восприимчив к Божественной любви и жил только угождая себе. Потому Бог изрек: Не пребывает Дух Мой в людях этих никогда, потому что они плотские (Быт. 6:3). Увидел же Бог, что умножились беззакония людей на земле и что постоянно каждый помышляет в сердце своем злое. И сказал Бог: Истреблю человека, которого сотворил, с лица земли – истреблю всех, от человека до скота и от гадов до птиц небесных. (Быт. 6:5.7).

Хранителями духовных сокровищ и религиознонравственных устоев, или жизни любви, оставались Сиф, Енос, призывавший имя Божие (см. Быт. 4:26) и Енох, ходивший перед Богом (см. Быт. 22:24). Енох был вместе и первым пророком, возвещавшим грозные последствия нечестивой самолюбивой жизни (Иуд. 1:14.16), также Ной ходил перед Богом (Быт. 6:9), тогда как вся земля растлилась перед лицом Божиим; люди ели, пили, женились и выходили замуж (Мф. 24:38; Лк. 17:27), не помышляя ни о чем духовном, ни о чем, кроме злых дел.
После потопа самолюбие начало развиваться в детях Хама, сына Ноева, и весьма развилось в Нимроде, потомство которого особенно размножилось, распространило свое владычество в Азии и превращало покоренные народы в безответных покорных животных, что тогда считалось культурой.

Когда же через 150 лет после потопа возник Вавилон, окруженный многими городами, существование по законам самолюбия стало именоваться язычеством. Оно нашло свое отражение уже в поклонении семи планетам и в постройке башни до небес (Быт. 11:4.5), а около башни – храмов, посвященных Нину, Астарте, Меродаху, Нергалу, Беле, Небу, Луне и Солнцу.
Таким образом, в потомстве Нимрода после потопа особенно развилась страсть самомнения и самолюбия, послужившая причиной расселения народов. С расселением народов язычество стало проявляться как в обоготворении светил небесных, так и в поклонении силам природы, иногда даже животным, а чаще всего в чествовании героев и даже обоготворении плотских страстей.

К 352 году после потопа, когда Бог призвал из Ура Авраама, уже вся земля была объята язычеством и идолопоклонством, которые распространялись через хамитов и семитов в Месопотамию, проникли в Сирию и Египет; с арийцами попали в Малую Азию, Иран, Индию, Китай, Японию, в Персию, в Грецию и Рим, а также в Аравию.
Однако же над всем этим политеизмом и пантеизмом витал и Единый Бог отголоском древнейшего почитания Истинного Бога.

Но как с Единым Богом, так и с заменившими Его божествами – солнцем, луной, прочими светилами, почитаемыми силами природы и героями – почти никакой нравственной связи у язычников не было. И тем менее было общности жизни между ними (людьми и обожествляемыми силами), если не считать невольные увлечения и заражения примерами жизни чтимых развратных народных героев.
По преимуществу же божество оставалось самим собой, а человечество жило своей плотской, скорее, скотской жизнью и к нравственному совершенствованию не стремилось.

Основой всех народных верований было грубое самолюбие в его материальной, чувственной форме, с его страстями, холодным расчетом и насилием над ближними. Язычник, этакий «естественный человек», был и остается самолюбивым, сластолюбивым, малодушным, страстным, упрямым, злым, завистливым, сварливым, жадным, злопамятным и жестоким. Потому что он не имеет в себе Божественной жизни любви.
Правда, и язычники иногда проявляют кротость, гостеприимство и приветливость. Однако, если посмотреть более пристально, в них являются черты дикой жестокости и животной грубости при первой же возможности получить какие-либо выгоды или при желании удовлетворить страсть. Духовной же любви в них нет почти следа. Вместо рассуждений и правды у них всегда решает дело физическая сила. А это все от того, что язычники не имеют жизни Божественной любви, в них действуют демоны и их самолюбие.

Из Богооткровенного Писания и примеров жизни различных людей видно, что духи добрые и злые имеют свободный доступ к человеку и могут иметь непосредственное влияние на него. История падения Адама и Евы, история жизни праведного Иова, даже пример искушения сатаной Самого Спасителя Христа убеждают нас в этом. Явления падших ангелов и их влияние на жизнь бесчисленны. Язычество в среде человечества и своим происхождением обязано демонам.
Так, философ Афинагор описывает демонов и их влияние на жизнь народов и, между прочим, говорит: «Под именем демонов христиане разумели целое воинство духовных сил под предводительством высшего и наиболее властного духа – начальника. Этот последний был прежде одним из светлых Ангелов; он обращается вокруг вещества и управляет его видами, потому точнее его можно назвать князем материального. Будучи виновником падения всех демонов, он соединил их вокруг себя для преследования одной цели – противодействия благости Божией, и славе Его, и любви.

Подобное противостояние Богу чаще всего состоит в том, что бесы отвращают людей от поклонения Истинному Богу и учреждают между ними политеизм. Итак, демоны научили людей язычеству, преследуя эгоистическую цель. Из самолюбия они заставили почитать себя как богов, приносить жертвы и курения, которые им нравятся. Нечистые духи производили разные необычайные действия через статуи, воздвигнутые в честь чем-либо прославившихся людей. Видя чудеса, народ делал героев предметом почитания и начинал приносить им жертвы. Демоны же присваивали себе имена этих исторических лиц».

Человек подпадает под влияние бесов следующим образом. Первой ступенью к этому служит уклонение души от Бога и от созерцания сверхчувственного, небесного; душа забывает, что она есть чистый дух; затем она прилепляется к веществу и его созерцает, полностью подвергается его влиянию, словно она сама плоть и кровь. Наконец, демоны совершенно завладевают душой человека: произведения собственной фантазии они заставляют принимать за реальные видения, будто бы исходящие от идолов и статуй.

Почти ничем не лучше других народов был сам богоизбранный народ еврейский, живший среди язычников и постоянно заражавшийся их самолюбивой плотской жизнью. И евреи, веруя в Единого Истинного Бога и ожидая обетованного Им Мессию, несмотря на проявления Божественной любви в многоразличных благодеяниях, оказанных им, невзирая на закон и чудеса, постоянно оставляли Истинного Бога и впадали в язычество.
Правда, попадая в руки врагов, евреи раскаивались и оставляли свои заблуждения, но как только Бог спасал их, снова отпадали от Божественной жизни любви. Несмотря ни на появление пророков Божиих и их вразумление, ни на разнообразные тяжкие последствия грехов, народ этот оставался в самолюбии и служении своему чреву, возлюбил больше славу человеческую, нежели славу Божию (Ин. 12:43), т.е. погружался в чувственность, которая преобладала в жизни языческого мира.
В силу такого нравственного состояния, само ожидание евреями Мессии носило языческий характер, ибо они ожидали земного царя, победителя народов, завоевателя, который сделал бы их господами над множеством рабов. А потому, когда в лице Мессии Христа явилась к ним Божественная любовь и кротость, они не узнали Его, отреклись от Него и признали своим царем язычника кесаря (см. Ин. 19:15). Христа же встретили только смиренные пастыри и принесли Ему дары прозорливые языческие волхвы.

 



 
Икона дня

Погода
Курс валют
Поиск
Теги


счетчики

Rambler's Top100